Петров, родной брат Катаева

Теги(категории) новости: История, Люди
Евгений Петрович Катаев родился 13 декабря 1903 года. Разумеется, в Одессе. Именно этот город подарил читателям плеяду так называемой «юго-западной» писательской школы. Это литераторы мирового уровня – Валентин Катаев, Исаак Бабель, Юрий Олеша, Эдуард Багрицкий, Евгений Петров, Илья Ильф, Семен Кирсанов, Вера Инбер. Термин «юго-запад» в литературном смысле ввел в одноименной статье 1933 года известный литературовед, критик, писатель, журналист, сценарист и теоретик кино В. Шкловский. Однако так же назывался первый поэтический сборник Э. Багрицкого, вышедший в 1928 году.

Евгений Петрович Катаев, он же Евгений Петров

Литературоведы дискутируют до сих пор, школа это или, может, ряд независимых дарований, однако факты неумолимы: многие из вышеупомянутых сочинителей, переехав в Москву и работая в редакции газеты «Гудок» (где, кстати, трудился и киевлянин Михаил Булгаков), стали известными советскими писателями.

В Одессе Катаевы жили на Канатной улице, и Евгений к 1920 году закончил 5-ю одесскую классическую гимназию. Во время учебы его одноклассником был Александр Козачинский, по отцу дворянин, написавший впоследствии приключенческую повесть «Зеленый фургон», прототипом главного героя которой – начальника уездного отделения милиции Одессы Володи Патрикеева – стал Евгений Петров.

Следует сказать об этой, третьей, паре, в которой убедительно представлен Евгений Петров. О ней знают лишь некоторые любители отечественного приключенческого жанра. Эта история романтически феерична, драматична, с криминальным сюжетом, даже с кровной клятвой братства, которую дали друг другу Женя и Саша в школьные годы. И в самом деле, их дружески-братские узы сохранились в течение всей жизни, хотя и были подвергнуты серьезным испытаниям.


Корреспондент Украинского телеграфного агентства Евгений Петров

Дело в том, что судьба сводила двух друзей и причудливым образом: Александр Козачинский, человек авантюрного склада и огромного обаяния, с 19 лет, бросив сыскную работу в большевистском уголовном розыске, возглавил банду налетчиков, действовавшую в Одессе и окрестностях. По иронии судьбы в 1922 году арестовал его именно Евгений Катаев, тогда сотрудник одесского уголовного розыска. Козачинский после погони с перестрелкой спрятался на чердаке одного из домов, где и был обнаружен однокашником. Впоследствии Евгений добился пересмотра уголовного дела и замены Козачинскому исключительной меры наказания, расстрела – заключением в лагере. Более того, осенью 1925 года Козачинский был амнистирован. У выхода из тюрьмы его встречали мать и верный друг, Евгений Катаев...

Обозреватель издания «Совершенно секретно» Вадим Лебедев завершает свой очерк «Зеленый фургон» удивляющими нас фактами, подчеркивающими необъяснимость, сверхъестественность связи, существовавшей между этими людьми: «1941 год разлучил их. Петров уходит на фронт военным корреспондентом. Козачинского по состоянию здоровья отправляют в эвакуацию в Сибирь. Осенью 1942 года, получив известие о гибели друга, Козачинский слег, и через несколько месяцев, 9 января 1943 года, в газете «Советская Сибирь» появился скромный некролог: «Умер советский писатель Александр Козачинский».

То есть за годы, прошедшие после выхода Козачинского из тюрьмы, он успел стать «советским писателем». Чему тоже, кстати, способствовал Евгений Петров. В 1926 году он устроил Козачинского в качестве журналиста все в ту же редакцию газеты «Гудок». А в 1938 году Петров уговорил своего друга, с которым они когда-то зачитывались Майн Ридом, написать приключенческую повесть «Зеленый фургон» (в 1983 году интересно экранизированную, некоторые отзвуки биографии Александра Козачинского видны также в образе главаря банды в киноленте Никиты Михалкова 1974 года «Свой среди чужих, чужой среди своих»). Но теперь и мы понимаем, что стоит за последними строками «Зеленого фургона»: «Каждый из нас считает себя обязанным другому: я – за то, что он не выстрелил в меня когда-то из манлихера, а он – за то, что я его вовремя посадил».


Александр Козачинский

В биографии Петрова отметим его работу корреспондентом Украинского телеграфного агентства, а также службу в течение трех лет инспектором одесского уголовного розыска. Иронично, в известном нам стиле, эта страница жизни отражена в автобиографии Ильфа и Петрова (1929 год): «Первым его литературным произведением был протокол осмотра трупа неизвестного мужчины».

Справочники сообщают, что в 1923 году Петров приехал в Москву, где стал сотрудником журнала «Красный перец». Существенное влияние на Евгения оказал его старший брат Валентин Катаев (1897-1986). Жена Катаева вспоминала: «Я никогда не видела такой привязанности между братьями, как у Вали с Женей. Собственно, Валя и заставил брата писать. Каждое утро он начинал со звонка ему – Женя вставал поздно, принимался ругаться, что его разбудили… «Ладно, ругайся дальше», – говорил Валя и вешал трубку».

В 1927 году с совместной работы над романом «Двенадцать стульев» (1928 год) началось творческое содружество двух одесситов – Евгения Петрова и Ильи Ильфа. Впоследствии в соавторстве с Ильей Ильфом им были написаны роман «Золотой теленок» (1931 год), новеллы «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» (1928 год), фантастическая повесть «Светлая личность» (экранизирована), новеллы «1001 день, или Новая Шахерезада» (1929 год) и др.


Илья Ильф и Евгений Петров

Книги Ильфа и Петрова неоднократно инсценировались и экранизировались. Творческое сотрудничество писателей прервала смерть Ильфа в Москве 13 апреля 1937 года.

Ильф с Петровым, живя в Одессе, посещали литературный кружок «Коллектив поэтов», в котором начинали Катаев, Олеша, Багрицкий, однако познакомились уже в московском «Гудке», где под сатиру отводилась вся 4-я полоса газеты. В повести «Алмазный мой венец» Валентин Катаев писал: «В Москву приехал мой младший братец, служивший в Одесском угрозыске, и устроился в Бутырку надзирателем. Я ужаснулся, заставил его писать. Вскоре он стал прилично зарабатывать фельетонами. Я предложил ему и другу (Ильфу. – Авт.) сюжет о поиске бриллиантов, спрятанных в обивке стульев. Мои соавторы не только отлично разработали сюжет, но изобрели новый персонаж – Остапа Бендера».

Ильф и Петров писали увлеченно, после завершения рабочего дня в редакции, возвращались домой в два часа ночи. В 1928 году роман «Двенадцать стульев» вышел в свет – сначала в журнале, а потом отдельной книгой. И сразу стал необычайно популярен. История о похождениях обаятельного авантюриста и мошенника Остапа Бендера и его спутника, бывшего предводителя дворянства Кисы Воробьянинова, захватывала блестящими диалогами, яркими персонажами, тонкой сатирой на советскую действительность и обывательщину. Смех был оружием авторов против пошлости, глупости и идиотического пафоса.


Илья Ильф и Евгений Петров


Книга быстро разошлась на цитаты: «Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице», «Дуся, я человек, измученный нарзаном», «Знойная женщина, мечта поэта», «Торг здесь неуместен», «Утром деньги – вечером стулья», «Кому и кобыла невеста», «Быстро только кошки родятся», «Гигант мысли, отец русской демократии» и многие, многие другие. Незабываем и словарь Эллочки-людоедки с ее вошедшими в нашу жизнь словечками-междометиями и иными репликами – «мрак!», «жуть!», «толстый и красивый», «парниша», «хамите», «у вас вся спина белая!», «не учите меня жить!», «хо-хо». В сущности, можно без натяжек утверждать, что вся книга о Бендере состоит из бессмертных афоризмов, постоянно цитируемых читателями и кинозрителями.

Прототипом великого комбинатора Остапа Бендера стал одесский знакомый писателей – Осип Шор, авантюрист с особым чувством юмора и замечательный рассказчик, эпизоды похождений которого включены в книгу (женитьба на мадам Грицацуевой, приезд в провинцию под видом знаменитого художника).

Одесса присутствовала в «Двенадцати стульях» в характере и юморе Бендера, а в следующей книге «Золотой теленок» (занятно пародируется в названии известное словосочетание «золотой телец») она становится местом действия, узнаваема в портовом городе Черноморске, куда приезжают Остап с Паниковским и Балагановым на «Антилопе Гну». И снова множество ушедших в народ цитат: «Лед тронулся, господа присяжные заседатели!», «Блюдечко с голубой каемочкой», «Автомобиль – не роскошь, а средство передвижения», «Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!», «Грузите апельсины бочками», «Раздача слонов», «Не делайте из еды культа», «Командовать парадом буду я».


Памятник Эллочке-людоедке на улице Петровского в Харькове. Прототип – актриса Елена Шанина, исполнившая роль Эллочки в фильме Марка Захарова

Евгений Петров заметил о главном герое своего плутовского романа: «Остап Бендер был задуман как второстепенная фигура, почти что эпизодическое лицо. Для него у нас была приготовлена фраза, которую мы слышали от одного нашего знакомого биллиардиста: «Ключ от квартиры, где деньги лежат». Но Бендер стал постепенно выпирать из приготовленных для него рамок. Скоро мы уже не могли с ним сладить. К концу романа мы обращались с ним как с живым человеком и часто сердились на него за нахальство, с которым он пролезал почти в каждую главу».

Ильф и Петров оказались на пике популярности: их фельетоны успешно печатались в газете «Правда», издавались сборники их новелл, а после поездки по США в 1932-1935 годах выходит повесть «Одноэтажная Америка» (1937 год). «Как мы пишем вдвоем? Да так и пишем вдвоем. Как братья Гонкуры. Эдмонд бегает по редакциям, а Жюль стережет рукопись, чтобы не украли знакомые», – шутили соавторы.

Как и предсказывал Валентин Катаев, два романа Ильфа и Петрова стали классикой юмора и сатиры, переведены на многие мировые языки. Еще популярнее они стали после культовых экранизаций с любимыми советскими актерами: «Золотого теленка» с Сергеем Юрским, Зиновием Гердтом и Леонидом Куравлевым, «Двенадцати стульев» с Андреем Мироновым и Анатолием Папановым. В Одессе есть памятник Стулу, памятник Остапу Бендеру и Кисе Воробьянинову (в Городском саду). Памятник Ильфу и Петрову открыт в Саду скульптур Литературного музея.


Памятник Илье Ильфу и Евгению Петрову в Одессе


Именами писателей названа одна из улиц Одессы. Есть памятники Кисе, Осе и Эллочке-людоедке в Харькове, возле кафе «Рио». А памятник отцу Федору, выбегавшему в Харькове за кипятком, установлен на перроне Южного вокзала Харькова. «Харьков – город шумный, центр Украинской республики. После провинции кажется, будто за границу попал», – писал о. Федор своей супруге.

В 1937 году от туберкулеза скончался Илья Ильф. Петров прилагал много усилий для публикации записных книжек друга, задумал большое произведение «Мой друг Ильф». В 1939-1942 годах работал над романом «Путешествие в страну коммунизма», в котором описывал СССР в недалеком будущем, в 1963 году (отрывки опубликованы посмертно в 1965 году).

У писателя Евгения Петрова выросли два замечательных сына. Нам известен кинооператор Петр Катаев (1930-1986), снимавший главные фильмы Татьяны Лиозновой. Это хорошо известные нам «Семнадцать мгновений весны», «Три тополя на Плющихе», «Мы, нижеподписавшиеся», «Карнавал». А с композитором Ильей Катаевым (1939-2009) мы знакомы по песне «Стою на полустаночке» из советского телесериала «День за днем». Илья Катаев – автор музыки к фильмам Сергея Герасимова «У озера» и «Любить человека».


Памятник Остапу Бендеру в Харькове. Открыт 22 августа 2005 года на улице Петровского. Скульптор Эдуард Гурбанов. Прототип – актер Сергей Юрский

Не оставим без внимания и мистическую страницу жизни неординарного человека Евгения Петрова, которая, по существующей легенде, завершает его земную судьбу.

Рассказывают, писатель имел странное и редкое хобби: всю жизнь коллекционировал конверты... от своих же писем! Он отправлял письмо в какую-нибудь страну, но все, кроме названия государства, выдумывал – город, улицу, номер дома, имя адресата. Поэтому через месяц-полтора конверт возвращался к Петрову, но уже украшенный разноцветными иностранными штемпелями, с указанием «Адресат неверен».

Но в апреле 1939 года писатель отправил письмо в Новую Зеландию, придумав город под названием «Хайдбердвилл», улицу «Райтбич», дом «7» и адресата «Мерилла Оджина Уэйзли». В самом письме Петров написал по-английски: «Дорогой Мерилл! Прими искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Крепись, старина. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Целуй дочку от меня. Она, наверное, уже совсем большая. Твой Евгений».


Памятник отцу Федору на первой платформе Южного железнодорожного вокзала в Харькове. 2001 год. Надпись на граните: «Первая столица Украины – отцу Федору»


Эта история гласит, что к августу он неожиданно получил не свой конверт, как повелось, а настоящий ответ, в обратном адресе значилось: «Новая Зеландия, Хайдбердвилл, Райтбич, 7, Мерилл Оджин Уэйзли». И – синий штемпель «Новая Зеландия, почта Хайдбердвилл».

Содержание письма повергло Петрова в ужас: «Дорогой Евгений! Спасибо за соболезнования. Нелепая смерть дяди Пита выбила нас из колеи на полгода. Надеюсь, ты простишь за задержку письма. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты был с нами. Глория совсем большая и осенью пойдет во 2-й класс. Она до сих пор хранит мишку, которого ты ей привез из России». Никогда не ездившего в Новую Зеландию Петрова совершенно сразило, что на фотографии он увидел крепкого сложения мужчину, который обнимал... его самого, Петрова! На обратной стороне снимка было написано: «9 октября 1938 года»...

...Поразительно, но именно в указанный на фото день писатель попал в больницу в бессознательном состоянии, с тяжелейшим воспалением легких. Тогда в течение нескольких дней врачи боролись за его жизнь, полагая, что шансов выжить у него почти нет. Петров написал еще одно письмо в Новую Зеландию, но ответа уже не дождался: началась Вторая мировая война. Писатель с первых дней войны стал военным корреспондентом «Правды» и «Информбюро». Коллеги его не узнавали – он стал замкнутым, задумчивым, а шутить вообще перестал...


Евгений Петров на лидере «Ташкент» прорвался в осажденный Севастополь. Слева направо – Евгений Петров и командир «Ташкента» Василий. Ерошенко


...Вот документальная правда: 2 июля 1942 года самолет, на котором фронтовой журналист Евгений Петров возвращался в Москву из Севастополя, был сбит немецким истребителем над территорией Ростовской области, у села Маньково...

...Но удивительная история дописала последние штрихи: говорят, что в день получения известия об исчезновении самолета на московский адрес Петрова поступило письмо от Мерилла Уэйзли. Уэйзли восхищался мужеством советских людей и выражал беспокойство за жизнь самого Евгения. В частности, он писал: «Я испугался, когда ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной. Но ты сказал, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратнее – летай по возможности меньше»...

...На месте падения самолета был установлен памятник...

Источник

Источник публикации: p-i-f

Больше интересных и увлекательных статей:

Пара 35 лет носит одинаковую одежду

Нэнси и Дональд Фезерстоун уже 35 лет счастливы в браке. И свои чувства они десятилетиями демонстрировали окружающим. Дело в том, что супруги все эти...

Подробнее »

35 лет душа в душу и...

Пожилых людей, которых вы можете видеть на фотографиях чуть ниже, зовут Нэнси и Дональд Фезерстоун и ничего вроде бы нет особенного в их жизни, кроме...

Подробнее »

Борцы с педофилами из Красноярска нарвались...

Сознательные и крепкие 16-летние подростки из Красноярска начали отлавливать педофилов "на живца"; Отловили кавказца на джипе. А кавказец оказался далеко не простой. Итог: одного из "охотников" кавказская братва под дулами автоматов отвезла за город, начала прессовать, выбили данные других "охотников". Требуют видео...

Подробнее »

Загадочная история писателя Евгения Петрова

Мистическая переписка советского писателя и таинственного незнакомца, который предугадал его смерть.У советского писателя Евгения Петрова — того, который совместно с Ильей Ильфом написал знаменитые «Двенадцать стульев» и «Золотого теленка» — было весьма любопытное хобби....

Подробнее »

Всероссийская премия "Золотой генофонд"

Многие пишут про премию "Рында Года -2012". Меня на премию никто не пригласил, поэтому сделаю свою "Золотой генофонд!". Я оглашу...

Подробнее »

Для тех, кто постоянно недоволен

Уже раз 10 посмотрел это видео. Как же он прав. Мы действительно воспринимаем все новые технологии, как должное, а задержка рейса у некоторых вызывает истерики. Давайте вспомним, как еще наша жизнь изменилась за последние 20 лет. Например, еще 5 лет назад, когда я улетал из Астрахани с сыном, у меня спросили его свидетельство о рождении. У меня...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.