Кое-что о главном могильщике Российской армии (непраздничная тема)

Юрий СПИРИН
Загробная жизнь

Министерство по антимонопольной политике проводит проверку деятельности "Военно-мемориальной компании" (ВМК) - главного могильщика российской армии. В ходе собственного расследования "Известия" выяснили, что ВМК лишь одна из структур огромного финансово-промышленного холдинга - "Группы Военно-страховой компании". Деятельность этой организации уже вызвала интерес Главной военной прокуратуры - за санацию входящего в группу Военного банка может быть вновь привлечен к суду бывший финансист Минобороны генерал Георгий Олейник


Как Министерство обороны занимается бизнесом на рынке ритуальных услуг
Руководство Минобороны России лоббировало интересы компании по-военному, без затей - с помощью приказов и директив. Под памятником лежать будем или как? "Уважаемый Михаил Александрович, нам неудобно напоминать Вам о смерти, но задумываться об этом приходится каждому... "Военно-мемориальная компания" хотела бы предложить Вам заключить с нами прижизненный договор на бесплатное проведение ритуальных мероприятий и установку надгробного памятника..." Такое письмо летом этого года получили житель Саратова Михаил Кудряшов и еще несколько сотен ветеранов Великой Отечественной войны. - Теперь им понадобились наши души, - пожаловался "Известиям" Михаил Александрович. - Прямо-таки милость оказывают: бесплатно закопают и памятник поставят. Что я, не знаю: государство и так берет на себя все расходы по ритуальным услугам ветеранам. Я эту их ВМК послал куда подальше... Родственникам погибших и умерших военнослужащих действительно полагается возмещение расходов на погребение и установку памятников. Это определено в федеральном законе "О погребении и похоронном деле" (№ 8-НФ от 12.01.96). Пять лет назад правительство сделало финансирование госпрограммы гарантированным. Тогда и объявилась на российских бизнес-просторах новая отрасль - ритуальные услуги для военнослужащих. Пионером погребального бизнеса стала "Военно-мемориальная компания". Она была создана в апреле 1997 года усилиями "Группы Военно-страховой компании" ("Группы ВСК") и ряда "частных лиц" - если можно считать таковыми офицеров, служивших в центральном аппарате Минобороны. Сфера деятельности компании - увековечивание памяти умерших и погибших защитников Отечества. (Естественно, за счет самого Отечества.) Планы - наполеоновские: монополизировать рынок. (Правда, средств для этого - никаких.) Для изготовления памятников необходимо прежде всего камнеобрабатывающее оборудование. Фирма практически никаких производственных мощностей не имела. Однако задача была поставлена. Выполнили ее по-армейски. Директива на монополию Стать монополистом несложно. Особенно при наличии неуставных отношений. Достаточно приказать военкоматам, через которые распределяются "ритуальные" деньги, работать с нужной компанией. А приказать - не проблема. Сил и средств для лоббирования своих интересов у "Группы Военно-страховой компании" более чем достаточно. Здесь работают десятки бывших высших должностных лиц Министерства обороны. Неофициальный идеолог создания холдинга - тогдашний начальник Главного управления военного бюджета и финансирования генерал-полковник Василий Воробьев (в свое время он был обвинен в коррупции и смещен Виктором Черномырдиным с поста). Его наследник на должности начальника управления Георгий Олейник и вовсе стал председателем попечительского совета Военного банка. Это совместительство обошлось государству по меньшей мере в 60 миллионов долларов. Опираясь на такое лобби, "Группа ВСК" неоднократно добивалась получения выгоднейших контрактов. В частности - многомиллиардных соглашений по обязательному страхованию военнослужащих и техники. Поэтому появление 8 июля 1997 года директивы министра обороны Российской Федерации за номером Д-7 ("Известия" располагают копией документа) не удивило почти никого. Интересно другое: какими соображениями руководствовался тогдашний министр обороны Игорь Сергеев, подписывая этот документ, и читал ли он его вообще? Вот выдержка из директивы: "В целях достойного обеспечения увековечивания памяти погибших защитников Отечества, более полной реализации предусмотренных законом социальных гарантий требую: - заместителям министра обороны, командующим войсками округов, флотами, армиями, командующим родами войск начиная с 1 октября 1997 года организовать взаимодействие с Военно-мемориальной компанией по вопросам военно-мемориальной работы, ритуально-похоронного обеспечения, сооружения военно-мемориальных объектов, благоустройства воинских кладбищ... - начальнику строительства и расквартирования войск совместно с Военно-мемориальной компанией определить обязательства сторон по вопросам ритуального производства с использованием мощностей предприятий строительства и расквартирования..." Для тех, кто не понял Все проблемы компании были решены одним махом. Налажено производство - мощности предоставляют предприятия строительства и расквартирования Министерства обороны. Обеспечен заказ - армия теперь точно знает, кто должен ставить памятники ее солдатам. На каком основании приоритет отдан никому не известной компании, обсуждению не подлежит - приказ есть приказ. Нужно ли объяснять, что такое директива министра для любого военного? Является в военкомат представитель ВМК, кладет перед военкомом вышеупомянутый документ и заявляет, что хотел бы открыть свое представительство прямо на месте. В военкомате. И требует развесить рекламно-агитационные материалы, провести инструктаж сотрудников социальных отделов... Отдадим должное: не все военкомы соглашались. И тогда в силу вступало телефонное право. Военный комиссар Московской области генерал-майор Евгений Фуженко отдает своим подчиненным распоряжение (копия телефонограммы в редакции имеется): " ...В связи с невыполнением отдельными военными комиссарами директивы Д-7 требую: - поручить персоналу отделений социального обеспечения в обязательном порядке информировать родственников погибших граждан об услугах областного филиала ВМК; - осуществлять в военкоматы допуск представителей других мемориальных компаний для заключения договоров об установке памятников только при наличии разрешения военного комиссара Московской области; - начальнику отдела по морально-психологической и информационной работе совместно с помощниками военных комиссаров по информационной работе и муниципальными органами социальной защиты решить вопросы размещения информационных материалов в газетах, на радио и телевидении; - при проведении проверок и ревизий результаты выполнения директивы отражать в актах отдельным пунктом..." Штатные могильщики Деятельность "Военно-мемориальной компании" с первых дней сопровождалась не только скандальными лоббистскими акциями, но и внутренними дрязгами. Компанию трясло от бесконечной смены руководителей подразделений, филиалов и региональных представительств. Особо отличился Московский областной филиал. Создавать его четыре года назад пригласили Евгения Поленко - подольского предпринимателя с надежными связями в областной администрации. За несколько месяцев он умудрился "раскрутить" филиал, сделав одним из самых крупных. После чего Поленко убрали. Не подумайте чего худого - просто понизили в должности до рядового менеджера без объяснения причин. Тот терпеть унижение не стал, уволился и организовал собственную "Военно-мемориальную компанию - Мемориал". А покинутый им московский филиал ВМК продолжало трясти: со скандалом был уволен со своего поста другой директор - Андрей Вараков. Он ушел и увел за собой практически всю сеть представительств. Сейчас Вараков возглавляет еще одну крупную мемориальную фирму, работающую с военнослужащими, - "МКК -Обелиск". Нажив себе врагов и выпестовав из них конкурентов, "Военно-мемориальная компания" стала терять завоеванные позиции. Бороться с этим неприятным явлением решили привычными методами: приказами и телефонограммами. Действовали и через центральный аппарат Минобороны, и через местных военачальников. Директивы с требованиями обеспечить приоритетное взаимодействие с ВМК подписывали многие командующие округами. Временно исполняющий обязанности командующего войсками Ленинградского военного округа генерал-лейтенант Павел Лабутин даже потребовал "рассмотреть возможность обеспечения ВМК служебными и производственными помещениями". А командующий Московским военным округом генерал-полковник Леонтий Кузнецов 8 октября 1998 года подписал директиву № 3/21, согласно которой в военкоматах должны были появиться пункты приема заказов на изготовление и установку надгробий. Генерал-полковник Кузнецов (теперь уже бывший командующий округом) так прокомментировал "Известиям" свое распоряжение: - О "Военно-мемориальной компании" слышу впервые. А та директива скорее всего была составлена социальным отделом на основании приказов и директив министра обороны. В день командующему округом приходится подписывать до нескольких сотен различных документов, поэтому часто полагаешься на добросовестность тех, кто готовит директиву или приказ. Если документ не первостепенный по важности, то смотришь, есть ли на листе согласований все необходимые подписи. Если есть, подписываешь тоже... Маразм особого назначения 14 ноября 1999 года в штабах всех военных округов поднялся переполох - поступила директива начальника Главного организационно-мобилизационного отдела Генштаба Владислава Путилина (назначенного недавно заместителем Германа Грефа) за номером Д-314/8/3153: "В целях организации тесного взаимодействия военных комиссариатов и "Военно-мемориальной компании" по оперативному выполнению требований приказа министра обороны № 444 "О погребении военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы" включить (за счет численности и средств "Военно-мемориальной компании") в состав отделов социального и финансового обеспечения военных комиссариатов субъектов РФ должности гражданского персонала по ритуально-похоронному обеспечению и увековечиванию памяти погибших военнослужащих". В штат военкоматов на финансово ответственные должности - сотрудников какого-то ЗАО? Да еще и за его собственный счет? Ничего подобного в армии до сих пор не было. Но в округах уже хорошо знали, что такое это ЗАО и откуда взялась вышеупомянутая директива. И предпочли беспрекословно выполнить откровенно противозаконные требования руководства. А вот в самом министерстве генеральский опус вызвал скандал. "Внеуставным" поведением генерала Путилина заинтересовалась Главная военная прокуратура. Директива была опротестована и отменена. Ее автор имел весьма неприятный разговор с начальником Генштаба. Прокурорам военных округов было предложено "обеспечить меры прокурорского реагирования на указания командующих войсками военных округов, в которых предписывается обеспечить приоритетное взаимодействие с филиалами ВМК". Эксклюзивный гробовщик Их - в дверь, они - в окно. Когда номер с путилинской директивой не прошел, военные коммерсанты избрали другой путь: в декабре 1999 года был подписан договор о сотрудничестве. Без конкурсов, без тендеров "Военно-мемориальная компания" стала эксклюзивным гробовщиком армии. Минобороны гарантировало ей выделение производственных мощностей, помещений и даже средств связи. Вскоре после подписания этого договора привилегированным положением ВМК и случаями невыплаты другим фирмам компенсаций за оказанные услуги заинтересовались в Министерстве по антимонопольной политике. Результатом разбирательства, которое было на контроле у первого заместителя министра Натальи Фонаревой, стало письмо МАПа в Генеральный штаб (№ НФ/5433 от 21 июня 2000 года). В нем Фонарева напомнила военным о необходимости возмещения расходов за ритуальные услуги всем предприятиям без исключения. И попутно разъяснила, что законодательство Российской Федерации гарантирует заказчику самостоятельность в выборе предприятия для оформления заказа на ритуальные услуги и что военкомы не вправе навязывать услуги той или иной компании. В ответ Генштаб пообещал провести разъяснительную работу с начальниками штабов округов. Ритуальная моржа Внимание антимонопольного министерства не прошло бесследно. В Минобороны решили не наступать на одни и те же грабли дважды. Найденный выход был предельно прост: поставить похоронное дело на легальную основу - объявить среди ритуальных компаний конкурс на госзаказ. То, что заказчиками памятников и ритуальных услуг по закону являются родственники усопшего, генералов не смутило. Тем не менее 30 декабря 2001 года Игорь Сергеев подписал директиву Д-38. Министр требовал обеспечить контроль за эффективным использованием средств и определить порядок конкурса. Расходование средств взял под особый контроль Военно-мемориальный центр Генштаба, условия конкурса разработали, а образцов памятника подготовили аж четыре - две плиты из мрамора и две из гранита. Тендер состоялся в марте. Конкурсная комиссия рассмотрела около двух десятков заявок и выбрала победителя. Догадайтесь - кого?.. Правильно, "Военно-мемориальную компанию". А Минобороны подписало по итогам конкурса договор с победителем о сотрудничестве. Новый правовой статус добавил военным коммерсантам уверенности и амбиций. Хлынула новая волна директив. В июле этого года военный комиссар Республики Башкортостан Тимофей Азаров, ссылаясь на договор, по-армейски просто запретил с 1 сентября производить выплаты за установленные памятники любым другим компаниям, кроме "Военно-мемориальной". Соответствующее уведомление за подписью Азарова было отправлено и в фирмы-конкуренты. И конкуренты начали оформлять памятники через местный филиал ВМК. По неофициальной информации, которой располагают "Известия", за право работать на рынке фирмы отдают ВМК по 4 тысячи рублей "комиссионных" с каждого заказа. Арифметика проста: на памятник ветерану войны государство выделяет сейчас до 12 тысяч рублей, следовательно, реально на памятник идет всего 8 тысяч. Хотя граждане и этому рады - они считают, что памятник бесплатно установило государство. Тимофей Азаров заявил "Известиям": - Все памятники, заказанные до 1 сентября, будут оплачены. А с осени военкомат Башкортостана будет оплачивать только те памятники, которые установлены "Военно-мемориальной компанией". Все остальные организации мы об этом уведомили, за месяц отправили им письма с предложением работать через ВМК. Если фирма не работает с ВМК, то она наверняка "левая". "Военно-мемориальная компания" выиграла тендер на изготовление надгробных памятников. Конечно, она не в состоянии охватить такую огромную территорию, как Республика Башкортостан. Поэтому где-то в глубинке как работали другие компании, так и работают. Но они заключают договоры через ВМК. Это делается для того, чтобы "Военно-мемориальная компания" стала контрольным органом, который будет курировать мемориальную деятельность. Военкомат не в состоянии за этим уследить, а ВМК является тем орудием, которое наведет идеальный порядок. Раньше было 53 организации, теперь одна. И она перед нами отвечает. Теперь у нас все солидно сделано. Результаты "наведения порядка" не заставили себя ждать: взлетели цены. К примеру, на казенные 12 тысяч рублей московский филиал ВМК предлагает поставить гранитную стелу размером 80 х 40 х 8 сантиметров. В других фирмах идентичный памятник изготовят за 10 тысяч. Особой "популярностью" в ВМК пользуются типовые памятники из мрамора. Материал почти в два раза дешевле, чем гранит, поэтому большинство предприятий по обработке камня не хотят иметь с ним дело: изделие дешево, а производство - дорогое. Но у ВМК другие возможности: памятник рыночной стоимостью 9 тысяч рублей компания устанавливает за 12 тысяч. Долго этот ритуальный пир длиться не мог. ВМК снова заинтересовались в Министерстве по антимонопольной политике. - Мы сейчас рассматриваем ситуацию, сложившуюся с ЗАО "Военно-мемориальная компания", - заявили "Известиям" в пресс-службе МАПа. - Мы направили соответствующий запрос министру обороны и до конца сентября ожидаем получить ответ. Пока нельзя говорить о расследовании, идет лишь предварительный сбор информации. P.S. Получить комментарии "Военно-мемориальной компании" и Министерства обороны "Известиям" не удалось. В ВМК не оказалось пресс-службы. В пресс-службе "Группы ВСК" нам заявили, что отказываются комментировать ритуальный бизнес холдинга. На отправленный "Известиями" в пресс-службу факс с вопросами для руководства ВМК ответа не последовало. В начале сентября "Известия" отправили официальный запрос в пресс-службу Минобороны с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг ВМК (в частности, оценить законность директив и указаний, о которых идет речь в этой статье). Оттуда факс якобы сразу переслали в Военно-мемориальный центр, руководство которого и должно было, по замыслу генералов, отвечать на вопросы редакции. В Военно-мемориальном центре "Известиям" заявляют, что никаких вопросов из пресс-службы Минобороны не получали. А что вы думаете об этом?


Читайте далее: http://izvestia.ru/news/267443#ixzz2SFL6oMLX
Источник публикации: magelanin

Больше интересных и увлекательных статей:

Знаете, что это?

Celaenia excavata – не единственный паук, который маскирует себя под птичьи экскременты, но именно у него получается убедительнее всех. Мало...

Подробнее »

Проблема со свечой

Классический тест на креативный подход к решению задач и проблем. Весьма старый, его придумал психолог Карл Данкер...

Подробнее »

Бостон: признание подполковника армии США

Человек, которого вы слушаете, является подполковником армии США, имя его Рой Поттэр.... Вряд ли сказанное этим мужественным офицером будет для нас чем-то новым. Мы все знаем “снаружи”, что американское общество больно. Что в нем происходят какие-то нездоровые процессы. Но вряд ли вы встретите где, такой категоричный вывод, как приговор, своей...

Подробнее »

А.Кончаловский о кризисе церкви, президенте-предателе и поиске счастья

Знаменитый режиссер, новый президент киноакадемии "Ника" Андрей Кончаловский в интервью корреспонденту РБК Александре Федотовой рассказал, почему в России, как в Африке, нет общества, а также о свободе, интеллигенции, сочувствии к оппозиции и новых зрителях, выросших на голливудских ситкомах. Главный европеец отечественного кино уверен, что мы...

Подробнее »

Предлоги, чтобы отобрать детей по ювеналке

"На сегодняшний день изъять ребенка (детей) из среднестатистической семьи можно по следующим причинам: ( перечень на 2011 год ) непосещение детской молочной кухни ребенку не были своевременно сделаны прививки жилье в аварийном состоянии квартира требует ремонта квартира ремонтируется наличие в доме домашних животных аморальное поведение...

Подробнее »

Вырождение Запада. Гендерная политика. Кошмар в Европе и не только, нарастает

Во Франции вводят гендерскую теорию с 6 лет в школе http://www.theoriedugenre.fr/spip.php?article25 Кроме этого вот такое видео из центра Европы, а вроде бы всё вокруг красиво и замечательно, но как говорится в русской поговорке – в тихом омуте черти водятся. Для многих в это не возможно поверить. Разговор о будущем.Отныне родители, которые...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.