Памяти великого биолога - Лысенко. Правота сталинского академика

Правота сталинского академика подтверждается современной наукой!

Ветер истории сметает мусор не только с могилы самого Сталина, но и со всей той славной эпохи и её творцов. Развенчан еще один черной миф - о "бездарности" академика Лысенко и "лженаучности" его идей. Правота Трофима Денисовича подтверждается современными учеными спустя десятилетия.

В 1926 году покончил жизнь самоубийством австрийский биолог Пауль Каммерер. После настоящей травли, организованной против него. Каммерер открыл удивительное явление: оказывается, наследственность живых существ можно изменить, изменяя внешние условия – и появившиеся изменения передаются по наследству. Австрийский биолог взял для опыта огненную саламандру, ящерицу, с причудливым сочетанием ярко-желтых и черных пятен. В ходе экспериментов он выяснил, что, коли долго держать саламандр в террариуме с желтым грунтом, расцветка кожи ящериц меняется. Они буквально желтеют под цвет почвы. А потом желтоватый окрас передается потомству.

Каммерер пришел к тому же выводу, что и русские ученые: Мичурин и Трофим Лысенко. А именно: все живое меняется под влиянием окружающей среды. Изменяя эти условия, человек может заставить организмы приобретать новые свойства. Черты, которых раньше в них не было. А эти черты передаются далее по наследству.

Каммерер брал слепых от природы рыб-протеев, живущих в пещерных озерах, подвергая их в лабораториях попеременному облучению то красным, то обычным дневным светом. И у протеев развивались хорошо сформированные глаза! Потом были опыты над жабой-повитухой, у которой под влиянием внешней среды появлялись так называемые брачные мозоли, которые дальше передавались по наследству.

На Каммерера ополчился цвет тогдашней биологической науки. Его опыты резко противоречили тогдашней архаичной (еще не знавшей о ДНК) генетике. Как, впрочем, и теории Дарвина в старом понимании. С точки зрения генетиков 1920-х годов, такого просто не могло быть. Ибо, как гласили их догмы, наследственность – вещь неизменная. Есть, считали они, некое наследственное вещество, несущее в себе «запись» характеристик вида и потомства. Это вещество (гены) неизменно. Саламандры не должны желтеть под влиянием внешней среды и передавать эту желтизну по наследству! Ибо это противоречит теории генов. И если какие-то изменения произошли, то они должны исчезнуть у какого-то поколения потомства. Да и по теории Дарвина саламандры могли пожелтеть только в ходе достаточно долгого и беспощадного естественного отбора. Мол, попав в местность с желтой землей, недостаточно желтые саламандры будут погибать от хищников, зато более желтые – выживать чаще за счет лучшей маскировки. В результате жестокого отбора в течение тысяч поколений выживут лишь самые сливающиеся с фоном ящерицы, которые дадут потомство. И так – поколение за поколением. С постепенным нарастанием желтизны за счет отбраковки недостаточно желтых и выживания как можно более приспособленных.

Опыты Каммерера опрокидывали все эти построения к чертовой матери.

Австриец сам не понимал, какое лихо пробудил. Генетика тех лет вкупе с вульгарным дарвинизмом идеально соответствовали умонастроениям капиталистической элиты того времени. Драйвом 1920-х выступали расизм, социал-дарвинизм и нацизм. Все логично: в обществе – как в природе. Богатые и сильные выступают таковыми лишь потому, что у них – хорошая наследственность, отличные гены. Бедные и обездоленные – это люди с плохой наследственностью, с дурными генами. В обществе сильные пожирают и подчиняют себе слабых и неприспособленных, вполне по Дарвину. Люди из низов общества должны находиться только внизу – ибо они не прошли естественного отбора и не имеют замечательных генов. Таковы были господствующие тогда предпочтения сильных мира сего, а наука их всегда отражает. Более того, развивается и господствует в науке именно то, что нравится правящему классу. Чего за примерами далеко ходить? Полила елею на душу финансовому спекулятивному капиталу идиотские теории монетаризма, неолиберализма и постиндустриализма – они и расцвели в последние тридцать с лишним лет, заглушив альтернативные теории. А гипотеза возникновения Вселенной из Большого взрыва родилась аккурат после мировых войн и революционных потрясений ХХ века.

Опыты Каммерера шли вразрез с тем, что нравилось тогдашней западной элите. Австриец невольно играл на руку Советскому Союзу, где господствующая идеология гласила: если изменить условия жизни нации к лучшему, то люди начнут меняться, приобретать все более благородные качества. Они станут и умнее, и образованнее. Если не держать низы в черном теле, если вытащить их из трущоб и бараков, если дать им возможность учиться – то из низов выйдет армия новых талантов и людей высшего типа. В СССР говорили, что отнюдь не все наверху – высший сорт. Что люди высшего сорта получаются и из рабочих, и из крестьян. Кто был ничем, тот действительно может стать всем. Если, конечно, изменить условия жизни народа, если приучить его к книгам и лабораториям, к спорту и высокой культуре, если дать ему достойное здравоохранение и отучить от водки. (События последней четверти века на обломках СССР, когда «элиты» у людей все это отобрали и ввергли их в скотство, лишний раз свидетельствуют в пользу красных идеологов).

И Каммерера уничтожили. 7 августа 1926 года ведущий научный журнал, британский «Нейчур» (Nature) вышел с разгромной статьей некоего доктора Нобля. Он, посетив Венский биологический опытный институт, где работал Каммерер, обвинил последнего в том, что он тушью нарисовал на жабе-повитухе брачные мозоли. Каммерер написал отчаянное ответное письмо. История эта темна: говорят, кто-то выкрал экземпляр подопытной амфибии Каммерера в институтском музее и заменил фальшивкой. Ученого выгнали из Венского университета, и он покончил жизнь самоубийством.

Грязный прием с подменой экспонатов или полученных в результате опытов образцов – явление в науке не такое уж и редкое. Если вы читали книгу «Приключения Кроша» (или смотрели одноименное кино), то должны помнить, как Крош разоблачает мерзавца-ученого, уничтожившего своего учителя, профессора-искусствоведа Маврадаки. Чтобы занять место профессора, подонок Вэ-Эн, готовя по поручению своего учителя выставку старинных японских статуэток-нецке, подменил часть экспонатов на подделки. В ходе выставки это вскрылось, и потом в газете появилась язвительная статья под псевдонимом, которая объявила Маврадаки полным профаном. После чего профессор умер, не выдержав позора. А мерзавец Вэ-Эн занял его место на кафедре. Именно он и оказался не только подменщиком экспонатов, но и автором разгромной статьи. Кто знает: может, и Каммерера уничтожили подобным образом?

Но идеи Каммерера оказались подтвержденными жизнью. В Советском Союзе работы Трофима Денисовича Лысенко неопровержимо доказали: организмы и вправду меняются под влиянием внешних факторов, причем передают приобретенные новые черты по наследству. Именно за это Лысенко ненавидели тогдашние генетики, которые не могли похвалиться конкретными результатами своих исследований, именно за это его ненавидят и сейчас. Кто ненавидит? Научные «пустышки». А ведь мы до сих пор пользуемся плодами трудов Лысенко и ученых его школы, применяя те высокоурожайные сорта зерновых, что вывели лысенковцы. При этом они не залезали в генотип, а изменяли наследственность тех же растений, изменяя внешние условия.
Лысенко действительно превращал озимые сорта в яровые действием холода. Вернее, ему удалось за три поколения создать из ярового зерна озимое, подбирая сроки осеннего посева для яровых.

А его ученики – П.Лукьяненко, академик В.Н.Ремесло! Нам еще в советской школе в 1979-м рассказывали об удивительных сортах пшеницы, созданных ими. Например, о безостой пшенице («Безостая-1») Павла Пантелеймоновича Лукьяненко, дававшей по 50-68 центнеров с гектара. А за что академик Ремесло получил свои регалии? У меня тут выкопалась копия статьи киевского ученого Леонида Шаповалова того же 1979 г. Он пишет: «…Академик В.Ремесло, изменив наследственность яровой пшеницы, превратил ее в озимую сорта «Мироновская», причем по урожайности она почти в 2 раза превосходит «Безостую»…»
Правда, тогда нам не говорили, что это – наследие лысенковской школы. Ведь работа академика Ремесло прямо продолжала работы Трофима Лысенко по «яровизации» злаков! Только об этом стыдливо молчали. Кстати, сам кандидат технических наук Шаповалов в 1979-м писал статью о том, как техническими средствами ускорить отбор самых жизнеспособных и крупных семян при выведении высокопроизводительных сортов злаков по методу Лукьяненко-Ремесло. Читай – по методу Лысенко.
Да, лысенковцы изменяли наследственность, не влезая прямо в глубины генома, как делает нынешняя генная инженерия. Да, применяя изменение внешних условий и 20-летнюю селекцию. Но ведь успех-то был! И Лукьяненко до конца дней своих не боялся уважительно вспоминать Трофима Денисовича. В СССР были славны продуктивные сорта зерновых, созданные школой Лысенко: яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-1».

Просто надо было развивать два направления генетики параллельно: и лысенковское, и классическое.
Но ведь тогдашние классические (вавиловские) генетики пробовали задавить лысенковцев! Они хотели стать монополистами в биологии. Они прямо уничтожали результаты опытов, противоречившие их тогдашним теориям.

Уважаемый мною Юрий Мухин, написав книгу «Продажная девка генетика», приводит свидетельство доктора биологических наук, профессора М.В.Алексеевой, в 1930-е годы – еще аспирантки. Алексеева в 1934 году на Всесоюзной радикологической станции (радикс – корень на латыни) прививала помидоры-томаты на корни пасленовых растений. В то время станцию перевели в подчинение Всесоюзному институту растениеводства во главе с академиком Вавиловым. И тут оказалось, что в плоды томатов, привитых на корень дурмана (пасленового), из этого корня попадает яд – атропин! Установили сие случайно: две работницы станции отравились плодами-помидорами с растения, привитого на корень дурмана. Алексеева даже попала под суд за халатность, но ее оправдали. Почему? Потому, что, по представлениям биологической науки 1930-х, из корня (подвой) в привитое на него растение (привой) ничего переходить не должно. Так говорила мировая наука того времени.

А тут атропин переходил из корня дурмана в куст помидора! Более того, выяснилось, что в листьях куста томата, привитого на корень табака, обнаруживается никотин. Казалось бы, это – открытие мирового значения образца 1934 года, и любой истинный ученый должен просто затрубить об этом на весь мир. Но заместитель академика Вавилова в Институте растениеводства, академик П.М.Жуковский, который приехал с целой комиссией проверять работы аспирантки Алексеевой, распорядился так: «Работа не имеет ни теоретического, ни практического значения, тему закрыть, растения уничтожить». (У нас в МГУ 1988 г. легенды ходили об одном зубре-археологе, который, будучи ярым противником норманнской теории возникновения Древнерусского государства, приказал закопать обратно обнаруженную у Ладоги могилу викинга-норманна).
Таким образом, придурок-академик Жуковский, тогдашний зам Вавилова, приказал уничтожить свидетельство великого биологического открытия. Но Алексеева (были же в сталинские времена самоотверженные, инициативные и рисковые люди!) нарушила приказ и сохранила семена, что дали привитые на чужие корни растения.

В 1939 годам, прикрытая своим шефом, честным профессором В.Эдельштейном, Алексеева посеяла «запретные» семена. Казалось бы, от помидора-родителя, привитого на чужие корни, должны появится «дети»-семена, аналогичные простому томату. Ибо гены-то у него – вроде бы неизменные, помидорные. Но каково же было изумление девушки-биолога, когда семена помидора, привитого на корень дикорастущего солянум дулькамара, дали совершенно необычные плоды! Вместо круглых и крупных томатов на сложной кисти появились длинные, похожие на крупную сливу, томаты. Причем на двусторонней кисти, как у растения-подвоя. То есть, изменения, возникшие после прививки томата к корню другого растения, передались по наследству и создали нечто новое. И это в корне противоречило учению «классических» генетиков.

Именно Т.Лысенко тогда помог молодой ученой опубликовать свое открытие. Именно он показал экземпляры изменившихся растений на научной дискуссии «Спорные вопросы генетики и селекции». Вы, кстати, припомните, чтобы в «новой России» (образца 1991 г.) когда-либо проходили широкие научные диспуты? А ведь это было сталинское время. И хорошо, что Лысенко помог тогда Алексеевой. А то бы очередной именитый дурак снова приказал бы все уничтожить и обо всем забыть. Лысенко же плевать хотел на «признанные мнения» и «заграничные авторитеты». Он искал истину и не боялся показать результаты, разбивавшие вдребезги устоявшиеся теории. Трофим Денисович еще тем был бойцом! Ранга Пастера или Заболотного.

Разгадка сенсации, произведенной в 30-е годы Алексеевой, последует лишь сорок с лишним лет спустя. В 1983 году, напоминает Ю.Мухин, Нобелевскую премию получила биолог Барбара Макклинток, открывшая молекулы ДНК не только в ядре, но и в цитоплазме клеток. То есть, наличие ДНК не только в хромосомах в ядре клетки, но и в самой клетке, означает одно: за наследственность отвечает весь организм в целом. С 1983-го стало ясно, почему в томатном кусте, привитом на корень табака, появляется никотин. И почему корни-подвои заставляют потомство привитых к ним растений так изменяться.
Но не только селекцией, не только прививками и изменением внешних условий занимались лысенковцы. Была и вовсе, можно сказать, «эзотерическая» сторона их научных поисков.

Еще в 1923 году советский физик А.Гурвич открыл поразительное явление. Расположив рядом друг с другом две пробирки с простейшими растениями, он залил в одну из них кислоту. То есть, просто убил жизнь в ней. Но растения погибли и во второй пробирке тоже, хотя там среда оставалась благоприятной для их существования. Иными словами, погибающие организмы послали своим здоровым собратьям сигнал о смерти – и те тоже умерли. Гурвич посчитал, что столкнулся с действием неведомых «митогенетических лучей» – лучей, посылаемых живыми клетками. Что это такое, он понять не смог, однако факт обмена информацией между живыми организмами на расстоянии оказался доказан. Что это за связь?

В 1943 году немецкий физик Шредингер предположил, что вся живая природа принимает и испускает электромагнитные волны. А излучение (по Максу Планку) идет порциями-квантами. Опыт Гурвича только подтверждал эту догадку. Если же есть лучи – то есть и длина их волны, и частота их передачи. Ибо луч – это лишь форма электромагнитного поля. Если так, то можно построить излучатель, с помощью которого можно дирижировать процессами внутри живого. (С позиции сегодняшнего дня – не влезая в ДНК).

Потрясающие результаты дала и работа Института переливания крови, организованного видным большевиком Богдановым. Именно там установили совершенно еретический с точки зрения западной генетики факт: при переливании крови от одного человека к другому организм получателя-реципиента вдруг начинает изменяться, стремясь уподобится организму донора. Хилый человек, коему переливали кровь атлета, становился заметно крепче и мускулистее. Значит, кровяные тельца несут в себе информацию о своем хозяине, которую могут передавать другому человеку.

Множество работ в направлении волновой генетики велось в 1930-е годы, совершенно не утратив актуальности и по нынешнюю пору. Откроем своеобразное послание будущим поколениям, почти забытую сегодня книгу Юрия Долгушина «Генератор чудес». Вы уже сталкивались с нею в «Третьем проекте». Ибо покойный ныне Долгушин – звезда советской научной журналистики тридцатых-пятидесятых годов. Что же он писал в то время?

«…Биологом А.Г.Гурвичем были открыты митогенетические излучения живой ткани, а Лепешкиным – некробиотические лучи – «лучи смерти». Появилось большое количество исследований, говорящих о специфическом воздействии высокочастотных электромагнитных излучений на живую ткань, на развитие растений и микробов. К.К.Коровин, пользуясь ультразвуковым генератором, выращивал редиску величиной в яблоко…

…Доктор Дубровин Евгений Алексеевич в тесной комнатушке в Тропическом институте заставлял меня держать белую крысу с саркомой на спине, пока он облучал ее ультракороткими волнами…

…Знакомство с академиком Трофимом Денисовичем Лысенко, беседы с ним о «живом и мертвом», о бессмертии и смерти, о новой генетике дали мне почувствовать свежий ветер нашей передовой биологии…» (Ю.Долгушин. «Генератор чудес» – Москва, Всесоюзное учебно-педагогическое издательство «Профтехиздат», 1960 г., стр. 6-8).
«Генератор чудес» и стал заветной мечтой биологов того времени: овладеть языком этих сигналов живой материи. Как пишет Долгушин, обработка ультракороткими волнами семян редиса приводила к удивительному явлению: точно так же, как и в случае мс современными работами Георгия Коломейцева, они давали рекордный урожай. Но вот что самое удивительное: стоило облученные семена положить рядом с необлученными – и последние тоже перенимали их свойства. Выходило, что облученные семена сами превращались в «передатчики»!

Позже все это объявят выдумками сталинистов-лысенковцев, гонителей «истинной генетики» – но Коломейцев в наши дни добивается тех же неслыханных успехов! Причем с затратами, которые в тысячи раз меньше, чем те деньги, которые пожирают для повышения урожайности «генные инженеры», победившие сталинизм в науке! Впрочем, процитируем-ка Долгушина:
«…Уже давно ученые стали замечать, что многие тела и вещества обладают какой-то странной способностью – на расстоянии действовать известным образом на другие тела биологического происхождения. Тонкий корешок обыкновенного лука, направленный кончиком на боковую поверхность другого корешка, вызывал в нем усиленное деление клеток. Пульсирующее сердце лягушки, мозг головастика, мышцы разных животных, даже кровь человека, действуя на близком расстоянии, заставляют усиленно развиваться культуру дрожжей. Близость воды, металлов, руд, и некоторых лекарственных веществ вызывает иногда непроизвольное сокращение мускулов руки у человека…»

Подчеркнем: все это наблюдалось советскими учеными в 1936-1958 годах! То есть, уже в то время русские понимали, что параллельно с миром вещественным есть еще и мир тонкий, информационный, пронизанный потоками сигналов от живой и неживой природы. Сам пафос «Генератора чудес» как раз и состоит в том, чтобы простроить генераторы, способные электромагнитными излучениями управлять природой, обеспечивать фантастическую урожайность, менять свойства живых организмов, побеждать болезни (Долгушин был уверен в их волновой природе), останавливать процессы старения и разложения, даже вызывать превращения одних химических элементов в другие. Мозг управляет телом с помощью слабых высокочастотных сигналов! Именно так возбуждение передается от одной клетки организма к другой. Нужно лишь расшифровать этот язык. То есть, перед нами – программа создания настоящей магии. Причем высоконаучной, под красным знаменем.

В СССР с самого начала зарождалась особая генетика, отличная от западной, молекулярной, господствующей ныне. Что говорили на Западе? Что информацию о живых организмах несут особые структуры – гены, скрытые в ядре живой клетки. Именно на них, передающихся по наследству, и записана информация об организме. Хочешь изменить облик и свойства живого – измени гены. Правда, потом выяснилось, что генов как таковых не существует, а есть хромосомы, молекулы ДНК – двойные спирали. Тогда генами окрестили ее участки. Мол, один отвечает за цвет глаз, второй – за размер копыт и т.д. Но наши с самого начала говорили: это не так. А.Гурвич, первым открывший таинственную связь между живым, в 1944 году считал, что нагрузка на гены слишком высока, что нужно вводить понятие биологического поля, свойства которого описывает физика. Он предвидел то, что хромосомы – это излучатели электромагнитных волн. Еще раньше А.Любищев (1925 г.) заявил, что гены – это не материальные структуры, как считают на Западе, а некая память. «…Гены в генотипе образуют не мозаику, а гармоническое единство, подобное хору…» (Мы цитируем по статье П.П.Гаряева «Волновая генетика как реальность»). И это была уже не просто генетика: этот волновой, энергоинформационный взгляд на мир обещал прорывы во множестве наук и сфер человеческой деятельности.

К сожалению, история сделала резкий поворот, и долгушинские мечты надолго остались лишь мечтами. Это волновое, энергоинформационное направление в биологии оказалось в загоне. Его объявили лженаучным и тоталитарным. Нам стали рассказывать бредовые байки о лысенковцах-мошенниках, кормивших коров шоколадом. (Так подлецы пертолковали опыты Лысенко с добавлением в корм коров шелухи какао-бобов, отходов производства шоколадной фабрики. И ведь даже школьник обязан знать, что корова не может есть шоколад ).

И все же магическое направление в науке не погибло. Подтверждений того, что клетки организма и организмы обмениваются между собой информацией, сегодня уже полным-полно. В шестидесятые появилась теорема Белла – о нелокальной связи между объектами. В 1979-м в СССР открыли явление летагена. Игорь Смирнов установил: между животными из одной семьи или теми, кто долго жил бок о бок, существует странная связь. При убийстве или нанесении раны одному кролику плохо становится и второму. Причем на огромных расстояниях. Когда доктор Барнард в шестидесятые начал пересадки сердец, то тоже столкнулся с невероятным. Сердце, пересаженное от молодого донора в тело старика, очень быстро постарело. Это обнаружилось при вскрытии. Стало очевидно: клетки дряхлого тела передали информацию клеткам молодого сердца.

В 1971-м в СССР эмигрировал китайский биолог Цзянь Каньчжень – еще один продолжатель дела Гурвича-Любищева. В Хабаровске он творил чудеса: без всякой генной инженерии, с помощью дешевых электромагнитных излучателей (которые в принципе могли быть созданы уже в тридцатые годы) передавал свойства одних организмов другим. Мы видели фотографии его «химер»: кур с утиными лапами, кроликов с рогами козы, цыплята с волосами самого ученого, кукуруза с початками, похожими на увеличенный пшеничный колос… С точки зрения классической генетики это – невозможные вещи. С точки зрения волновой генетики и вообще энергоинформационной картины мира – все на своих местах…

Таким образом, погибший в 1926-м году Каммерер и оболганный, облитый грязью после 1961 года Лысенко сделали величайшее биологическое открытие. Оно – в способности человека изменять биологические виды, помещая их в новые внешние условия, порождая по сути новые биологические виды. При этом можно говорить о некоей преемственности: когда Каммерер свел счеты с жизнью в 1926-м, Лысенко всего год, как получил диплом Киевского сельхозинститута. Простить этого величайшего открытия им не могут до сих пор: Каммерер напрочь забыт, а Лысенко до сих пор заваливают зловонной грязью.

А ведь школа Трофима Денисовича прикоснулась к захватывающим дух тайнам и возможностям. Вот если бы удалось избежать беды и сделать так, чтобы лысенковская и классическая (молекулярная) генетика развивались бы параллельно, конкурируя друг с другом! Мы бы уже сегодня могли бы обладать способностями богов, творцов живого. Ибо, по моему мнению, направления Лысенко и Уотсона-Крика не отрицают, а дополняют друг друга. Подавление «линии Лысенко» в науке, дерзнувшей при Сталине пойти наперекор «общепризнанной мировой теории» - великая, горькая трагедия.

Так что, в отличие от прочих примеров, этот случай мытарств истинных новаторов науки еще не завершился. И поныне подлые твари пытаются все оболгать да извратить. Сие очень наивно: считать, будто первооткрывателю достаточно показать миру неопровержимые доказательства своего прорыва – и его понесут на руках восторженные толпы. А его вчерашние оппоненты в академических шапочках, прослезившись, пожмут триумфатору руку и признают свое поражение. Черта с два! Зачастую неопровержимые факты и новые прорывы никого не интересуют. Если и понесут новатора – так к пропасти. Или сбросят в вонючую жижу лжи и клеветы.
А между тем, события в мире науке постоянно приносят подтверждения правоты лысенковцев. Постоянно «классическая» генетика то и дело получает чувствительные удары от реальной практики, шажок за шажком принимая все новые и новые идеи Лысенко. Естественно, при полном замалчивании того, что открывается правота Трофима Денисовича. Ну как же можно признавать правоту «сталинского шарлатана» и «гонителя генетики»? Решительно невозможно! А так – уже признано, что изменения в организме могут происходить очень быстро (не за тысячи поколений), что они не случайно-хаотически, что на черты плода, созревающего в утробе матери, действуют не только гены мамы и папы.

****
Недавно прочел я занимательную книжечку этакого модного экофашиста и мизантропа Алана Вейсмана «Земля без нас» (2007 г.). Смысл труда – в том, как хорошо станет планете, если люди вообще исчезнут с ее лика. И выискался там один сногсшибательный факт.

Долгое время считалось, будто виды с разным числом хромосом могут скрещиваться и давать помеси, но сами эти гибриды – бесплодны. Ну, как мулы (папа – осел, мама – лошадь) или лошаки (наоборот). Считалось, что невозможно скрестить разные виды высших обезьян и получить потом плодовитое потомство: орангутана – с гориллой, например. Что не может получится орангорилл или горингутанов.

Но в 2005 году аспирантка Нью-Йоркского университета Кейт Детвилер, работая в заповеднике Гомбе-Стрим в Танзании (берега озера Танганьика), открыла, что местные краснохвостые и голубые мартышки, скрестившись, дали начало новому виду обезьян! При том, что у голубых и краснохвостых мартышек – разное число хромосом. Взятые на месте образцы показали, что у «красно-голубой» помеси – смешанная ДНК, и они дают жизнеспособное потомство. Вы слышите, Мичурин, Каммерер и Лысенко? Вам хорошо видно с небес? Вы правы.

По теории Детвилер, раньше эти виды мартышек (3-5 млн. лет назад) резко разошлись на эволюционном древе. Они и жили в разных лесах. Но когда человек оттеснил мартышек в национальный парк, окружив Гомбе-Стрим маниоковыми полями, то есть – резко изменил внешние условия – обезьяны оказались в одной экологической нише и породили новый вид. Вполне, так сказать, согласно воззрениям и Каммерера, и Лысенко.
Коли так, то и получение плодоспособных гибридов человека и высших обезьян – не такая уж и фантастика.

КАК СТРЕССЫ, ДЕМОРАЛИЗАЦИЯ, СКВЕРНАЯ ИМПОРТНАЯ ПИЩА, НИЩЕТА 1989-2013 гг. ОТРАЗЯТСЯ НА ГЕНЕТИКЕ РУССКИХ? ВЕДЬ ПРИОБРЕТЕННЫЕ ПРИЗНАКИ НАСЛЕДУЮТСЯ!

О Т. Лысенко .
Цитата:
«Я был прошлой осенью в Бостоне на конференции, название которой переводилось примерно как „Наследование через поколения приобретенных признаков“, представляете, как это звучит для русского уха? — делится впечатлениями Чуриков. — Звучит это как что-то, сильно напоминающее идеи Трофима Денисовича Лысенко. Его там, кстати, иронически, но вспоминали, даже фотографии показывали. Такая, знаете, монументальная мраморная скульптура вместе со Сталиным. Конечно, история Лысенко, такая трагическая для отечественной биологии, — она не про идеи, а про отношение науки и власти. Ирония, однако, заключается в том, что, как мы теперь понимаем, он увидел эпигенетический феномен. Жаль, конечно, что правильное понимание роли и места эпигенетических механизмов, соотношение генетики и эпигенетики, пришло только сейчас».

Одно из самых необычных проявлений РНК-интерференции и РНК-сайленсинга заключается в том, что они делают возможной неслыханную с точки зрения классической генетики вещь — наследование приобретенных признаков. Как уже было сказано выше, интерференция и сайленсинг не изменяют последовательности генов в ДНК, но могут управлять тем, насколько определенные гены будут активны.

Действительно, легко представить, что если в клетки потомства из яйцеклетки попадут регуляторные РНК, они смогут принести с собой определенную схему, паттерн активности генов. Причем, как выясняется, этот паттерн способен наследоваться на протяжении нескольких поколений.

«Яркий пример наследования приобретенных признаков в виде паттерна работы генов, приобретенного на протяжении жизни, хорошо показан на крысах, — рассказывает Чуриков. — Стрессовые условия содержания, приводящие к повышенному уровню гормона кортизола, у грызунов передаются от родителей к детям. Более того, признаки того, что крыс содержали в условиях стресса, отслеживаются на протяжении до четырех поколений. Уверен, что и у людей нечто похожее имеет место. Так что это следует иметь в виду, особенно тому, кто собирается иметь детей».


http://lenta.ru/articles/2013/05/10/circrna/
Источник публикации: magelanin

Больше интересных и увлекательных статей:

Шофер Нургалиева - главарь ОПГ

Александр Ковалев грабил склады вместе с подельниками из МВД Ровно год назад, в прошлом мае, Рашид Нургалиев был отправлен в отставку. Самый непопулярный министр внутренних дел в современной истории — оставил после себя тяжелейшее наследство. Еще долго нынешним руководителям МВД придется зализывать раны, восстанавливая и очищая полуразрушенную им...

Подробнее »

МВД проводит проверку по факту пропажи около 200 дел

МВД проводит проверку по факту пропажи около 200 дел

Подробнее »

Перевёрнутый мир: чувства верующих, или... Инструкция для атеистов...

Государственная муда приняла во втором чтении очередной обезьяний законопроект под номером 142303-6. В первом чтении мудепутаты хотели нарисовать в УК отдельную статью 243.1 про кощунство, богохульство и святотатство, с наказанием в виде штрафов и исправительных работ.Но теперь посовещались и решили, что не надо с еретиками церемониться и...

Подробнее »

Странно выглядящий чайник

Что такого страшного увидели посетители универмага в этом чайнике? Посетители универмага JCPenney разглядели в обычном чайнике со свистком Адольфа...

Подробнее »

Финал Лиги чемпионов 2013: Боруссия-Бавария. Пока 0:0

Пока после первого тайма финала Лиги Чемпионов 2013 между двумя немецкими командами Боруссией и Баварией счет 0:0.Вы за кого болеете?Немного...

Подробнее »

Простая формула.

Есть простая жизненная формула. "Способ мышления - метод действия - результат". Иными словами, определенный способ мышления влечет за собой определенные действия, которые и приводят нас к результату. Соответственно, если ваш способ мышления неверен, негативен, он повлечет за собой неверный и нецелесообразный метод действия и в итоге вы...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.