Кто положил глаз на Русский Север

Побережье и акватория Северного Ледовитого океана - это огромные природные кладовые и важные транспортные артерии. Сегодня за них развернулась острая борьба, в ходе которой Норвегия, Дания, Канада и США пытаются «подвинуть» Россию. Противостояние разворачивается уже на нашей территории, в историческом сердце Русской Арктики -Архангельской области. При этом соперники России не особо выбирают методы и средства, которыми пытаются проводить свои интересы у нас: цель стоит того, чтобы использовать самые «грязные» технологии.

iCAXAK1ZJПервый принцип, которым пользуются внешние конкуренты России в Арктике для продвижения своего влияния на нашу территорию стар как мир и гласит он: «Разделяй и властвуй». Основные его направления - это раскол внутри самого русского народа при помощи этносепаратизма, сеяние недоверия к центральной власти и нагнетание межнациональной напряжённости между различными народами, населяющими российский Север.

В Архангельском краеведческом музее автору этих строк довелось осмотреть ряд интересных тематических экспозиций, организованных при поддержке норвежского Баренцсекретариата. Эти экспозиции явно преувеличивают роль иностранного фактора в освоении Арктики и соответственно преуменьшают роль самих россиян. Одна из них посвящена немцам, скандинавам, британцам и выходцам из других стран Европы, некогда проживавших в Архангельске: город портовый, поэтому в нём достаточно активно оседали иностранные купцы, принимая русское подданство.

Однако, утверждать, как это сделали авторы экспозиции, пусть и в закамуфлированной форме, что эти люди сыграли решающую роль в развитии города — как минимум неуместно хотя бы потому, что их удельный вес был незначительным. Немало фальсификаций содержится и в разделе, повествующем о том, какие гонения пришлось пережить архангелогородцам с иностранными корнями при советской власти: авторы почему-то забыли, что отношение к русским из социально-чуждых классов в те годы было ничуть не лучше. Особое внимание привлёк рассказ немца, отбывавшего в годы Великой Отечественной войны трудовую повинность на строительстве мостов. Немец говорил о том, как его ужасно кормили: но почему-то никто из наших историков даже не соизволил уточнить, что трудармейцы снабжались по нормам тыловых частей Красной Армии, которые, в отличие от фронта, были достаточно скудными и потому лишения касались не одного этого немца, а всех без исключения сотрудников тыловых подразделений и учреждений...

Другая экспозиция, под названием «Холодные берега — близкие отношения» — вообще сплошная идеологическая диверсия! Вводной стенд озаглавлен «Кто пришёл первым?» и даёт весьма однозначный ответ на поставленный вопрос: конечно же, норвежцы сыграли ведущую роль в освоении и Шпицбергена, и Новой Земли, и всего побережья Баренцева моря. Следующий стенд утверждает, что «Норвега — та же Онега, только говоря другая», тем самым подчёркивая родство поморов скандинавам, а вовсе не славянам. Ему вторит и стенд «Моя по твоя», посвящённый такому лингвистическому явлению, как русенорск: этот пиджин (средство вербального общения, стихийно формирующееся между людьми, не знающими языка друг друга для того, чтобы можно было изъясняться по наиболее важным бытовым и деловым вопросам — Прим.) сложился в местах тесных контактов русских и норвежских купцов, зверопромышленников и рыбаков, и уже почти столетие, как исчез. Но, кому-то за морем явно хочется его не только возродить, но и привить на Русском Севере.

Всё это логически подводит к следующей части экспозиции под названием «Напиши своё имя по-норвежски». А так как значительную часть посетителей музея составляют школьники, то понятно, какая бомба замедленного действия закладывается в их сознание: сегодня ты приклеиваешь к стенду стикер со своим норвежским именем, а завтра тебе предлагают записаться потомком «гордых варягов». Что интересно, почётное консульство Норвегии в Архангельске уже несколько лет реализует проект «Поморская виза», дающий жителям области привилегии по сравнению с остальными россиянами на право въезда в страну фьордов, чем активно пользуется молодёжь, чьё мировоззрение, как известно, легко поддаётся чужому влиянию.

И уж совсем дикостью выглядят фотографии празднования Дня конституции Норвегии на улицах и площадях Архангельска, неоднократно проводившихся при посредстве всё того же консульства. Интересно, как бы сами норвежцы посмотрели на празднование Дня конституции России в где-нибудь в Осло или в Тромсё?!

Следующая диверсия против сознания юношества заключается в издании псевдопоморским активистом Иваном Мосеевым нашумевшей книги «Поморские сказки». Все её сюжеты если не придуманы, то откровенно позаимствованы из скандинавского фольклора, взять хотя бы повествование о том, как стариков в лес на смерть отвозили: у многих европейских народов действительно существовала традиция избавляться не только от «социального балласта», но даже и от трудоспособных членов общины в виду того, что крохотный надел не мог прокормить всех (в отличии от России, где каждый член семьи был работником, выполнявшим посильную для него нагрузку).

— Ни одной из сказок из этого сборника мне в детстве не рассказывали, — говорит коренной помор Олег Маслов, выступавший свидетелем на недавнем судебном процессе против Ивана Мосеева, обвинявшегося в разжигании межнациональной розни. — Всё, что я слышал от старших — присутствует в известном сборнике Афанасьева. Особенности настоящих поморских сказок в том, что они длинные, их рассказывали несколько вечеров: длинная зима с короткими днями, а когда темно — не будешь работать, и люди тренировали свою память, своё красноречие тем, что так проводили время...

Ещё один способ утвердить своё влияние — попытаться вбить кол в отношения разных народов, мирно уживающихся в этом суровом краю. Так, некоторое время назад в архангельской прессе появились публикации о конфликте между русскими и ненцами в селе Долгощелье Мезенского района, вызванном незаконным отстрелом оленей, пригоняемых на зимние пастбища. Это оказалось обычной «уткой»: бытовые ссоры между охотниками и оленеводами на этой почве характерны для всего Севера, вне зависимости от пресловутой «пятой графы» сторон, а в самом Долгощелье русские и осевшие там несколько десятилетий назад ненцы живут дружно.

Не менее опасны и попытки разжечь у поморов зависть по отношению к ненцам, имеющим льготы, предусмотренные для коренных народов Севера, хотя они распространяются только на тех, кто проживает в Ненецком АО и ведёт традиционное хозяйство: как только ненец переезжает в город, он их теряет. Но, о последнем факте «сеятели зубов дракона» по понятным причинам предпочитают не говорить.

Оружие страха

Во время пребывания в Архангельской области удалось подметить одну интересную, хотя и малоприятную вещь: когда пытался в компании незнакомых людей завести разговор о псевдопоморских активистах Павле Есипове и Иване Мосееве, то ловил на себе недоумённые взгляды окружающих, воспринимавших меня чуть ли не как «засланного казачка». В принципе, свою задачу эти активисты выполнили: на Западе их воспринимают если не как мучеников, то как не находящих понимания в обществе «борцов за правое дело». А на своей малой родине Мосеев и Есипов фактически скомпрометировали такие нужные и полезные дела, как отстаивание законных интересов граждан, а также формирование грамотной региональной политики.

То есть, стоит человеку заговорить о необходимости учёта местной специфики при принятии тех или иных решений или заикнуться о насущных региональных проблемах, как оппоненты могут навесить на него ярлык «сепаратиста», и тем самым заставить его замолчать. Это — весьма дальновидный задел на будущее: запуганные люди вряд ли начнут выступать не только против непродуманных шагов центральных российских властей, но и против иностранных транснациональных корпораций, которые — нередко руками некоторых наших начальников — желают проводить свою политику на Севере, в ущерб интересам его жителей...

Надо сказать, что психологический террор имеет и более прозаическую основу: человеком, подверженным страху, легче управлять. Особенно на этом поприще преуспели активисты всевозможных экологических организаций, живущих на иностранные гранты и развязавшие нагнетание обстановки вокруг деятельности космодрома «Плесецк», зверобойного промысла и добычи алмазов.

Главным объектом придирок «экологов» к космодрому стало использование на некоторых ракетах в качестве горючего крайне ядовитого несимметричного диметилгидразина, выпускаемого промышленностью под торговой маркой «гептил». Ради истины отметим, что носители, заправляемые таким топливом, составляют всего треть запущенных из Плесецка, и более того — не используются с 2008 года. Но, как только областное телевидение сообщит о готовящемся космическом запуске, сразу же, словно по мановению волшебной палочки, резко возрастает число «обострений сердечно-сосудистых заболеваний», причём, даже в районах, удалённых на сотни километров и от самого космодрома, и от траектории полёта ракеты. Фельдшеру, прибывшему на вызов, приходится не только оказывать медицинскую помощь, но и объяснять пациентам, что на их населённый пункт с неба уж точно ничего не свалится, но эмоциям люди верят намного чаще, чем фактам.

Гептиловые спекуляции активно проникают и в научную среду региона. В 2006 году в Архангельском медуниверситете Нина Скребцова защитила диссертацию на тему «Медико-экологическое обоснование мониторинга здоровья на территориях влияния ракетно-космической деятельности». В ней автор пытается доказать, что ни алкоголь, ни гепатит, ни климатические и гигиенические условия Севера, которые в подавляющем большинстве случаев приводят к заболеваниям печени, не являются основной причиной расстройств этого органа у жителей Мезенского района. По её мнению, виной всему проливы ракетного топлива местах падения, причём в огромных количествах — до полутора тонн на одну отработанную ступень. Однако, если внимательно вчитаться в текст диссертации, то выяснится, что все данные о проливах топлива касаются тяжёлой ракеты «Протон», которая запускается исключительно с Байконура, а все цифры, касающиеся многократного превышения ПДК по гептилу в воздухе рассчитаны на основании математических моделей, а не реальных замеров и проб.

Автор заявляет о наличии радиоактивных веществ в конструкциях ракет, что также не соответствует истине. Зато игнорируются факты того, что онкология наиболее распространена в местностях, где основу питания составляет рыба по причине травмирующего воздействия чешуи и мелких костей на слизистые оболочки, а гептил чаще всего становится причиной лейкозов и других онкозаболеваний крови, считающихся, кстати, профессиональными болезнями ракетчиков. А что касается нарушений в печени, то диссертант не утрудил себя проведением обследования людей на предмет злоупотребления спиртным, хотя оборудованием и реактивами для столь несложного анализа располагает любая медкомиссия для водителей...

Для чего создавалась такая откровенно притянутая за уши диссертация, можно судить из следующей строчки: «сыворотку или плазму крови подвергали глубокой заморозке в жидком азоте». Дело в том, что в большинство сёл, где проводилось обследование населения, можно попасть либо по «зимнику», либо по воздуху, а для перевозки криогенного материала нужно заказывать дорогостоящий спецтранспорт. Выходит, что «исследователя» интересовало вовсе не установление объективной научной истины, а получение финансирования из весьма сомнительных источников.

Специалисты отмечают, что районы падения ступеней, содержащих остатки ядовитого топлива, значительно удалены от мест проживания людей, и находятся в труднодоступной болотистой местности, не используемой в хозяйственной деятельности. Почва на болотах представляет собой торфяники, а торф — прекрасный сорбент, поэтому весь гептил оказывается надёжно связанным в одной локальной точке, радиус которой не превышает пятидесяти метров. Одним словом, если не пытаться целенаправленно посещать места падения ракет, и тем более — самовольно разукомплектовывать «небесных гостей», то шансы отравиться равны нулю.

Стоит обратить внимание и на то, что нигде, кроме России, в открытых источниках не публикуется информация ни об опасности проливов ракетного топлива, ни о вреде космических запусков для окружающей среды, хотя тот же самый гептил активно используется и во Франции, и в Китае, и в США. Ну а зачем финансируются «борцы» с космодромом «Плесецк» — понятно: основная масса запускаемых оттуда спутников служит первостепенным государственным интересам России.

Несколько лет назад весь мир облетели снятые иностранными репортёрами кадры с берегов Белого моря, на которых кровожадные охотники дубинами насмерть забивали бельков — детёнышей тюленя, а потом, прямо на льду, снимали с них шкуры. Правда, позже выяснилось, что авторы шокировавших публику материалов целенаправленно приезжали в Россию не только ради гонораров от «фотоохоты», но и сами участвовали в этом «сафари», а сами поморы издревле добывали более взрослую особь — серку, чья шкура ценится выше. К тому же, защитники тюленей откровенно лукавили: в той же Канаде ежегодно добывается до трёхсот тысяч бельков, и Оттава даже отказывается разговаривать о прекращении промысла. Ужасающее зрелище жестокости двуногих по отношению к ластоногим сформировало соответствующим образом мировое общественное мнение, под давлением которого российское правительство вынуждено было запретить промысел тюленя в возрасте до одного года.

Это оказалось мощной экономической диверсией: во-первых, не в меру расплодившиеся стада ластоногих мешают промыслу, так как не дают собраться рыбе в косяки, а во-вторых, люди, для которых добыча тюленя была основным источником средств к существованию, остались не у дел, что не способствует формированию здоровой социальной атмосферы в прибрежных сёлах.

В том же Мезенском районе возле села Сояна начало осваиваться месторождение уникальных по своему химическому составу алмазов, пользующихся большим спросом в радиоэлектронной промышленности, так как техника, создаваемая с их применением, способна работать там, где обычные приборы выйдут из строя. Несмотря на то, что владеющее месторождением ОАО «Архангельскгеологодобыча» создаёт на вновь открытом предприятии рабочие места для жителей района, «экологи» постоянно созывают общественные слушания по поводу того, что нерестилища сёмги могут оказаться под угрозой, так как лососи не любят мутную воду. Интересно, что несколько лет назад это месторождение подверглось рейдерской атаке, со стороны некой фирмы, основным акционером которой был иностранный гражданин...

Кому это надо?

Помимо внешнеполитических конкурентов России в Арктике, интерес к нагнетанию обстановки испытывают ещё и транснациональные корпорации (ТНК). Их цель — получить беспрепятственный доступ к природным богатствам Севера. В том, что они спонсируют и этносепаратистов, и общественных «экологов» — сомневаться не приходится: так, уже упоминавшийся Иван Мосеев редактирует корпоративный глянцевый журнал в ООО «Компания Полярное сияние», половина акций которой принадлежит известной нефтяной монополии ConocoPhillips.

В разорении и «прихватизации» многих рыболовецких колхозов на побережье Белого и Баренцева морей активно проявила себя группа компаний «Ocean Trawlers», являющаяся составной частью китайской рыбной корпорации «Three Towns Capital Ltd». «Ocean Trawlers» была создана в середине «лихих девяностых» как фрахтовая компания и зарегистрирована в норвежском городе Драбак. Её учредителями были бизнесмен российского происхождения Виталий Орлов, за которым, кстати, числится немало махинаций, его норвежский коллега Магнус Рот и холдинг «Tiffin Aps».

Эта рыбная монополия прямо или косвенно сумела подчинить себе большую рыболовецких колхозов беломорского побережья в Мурманской, Архангельской областях и Республике Карелия. Цель одна: завладение квотами на вылов рыбы, которыми владели эти хозяйства, и отчасти — их флотом. Нет смысла пересказывать методы и схемы, которыми «воздействовали» бизнесмены на колхозников: технологии захвата «лакомого куска» большинству читателей известны не понаслышке.

Важно то, что в результате такой «приватизации» члены большинства рыболовецких колхозов лишились своих паёв, многие люди потеряли работу, а некоторые рыбацкие сёла, особенно не имеющие нормального сухопутного сообщения с окружающим миром, оказались обречёнными на деградацию. Принадлежавший колхозам флот ныне в большинстве своём базируется в норвежских портах, реже в Мурманске, а вылавливаемая треска и пикша отправляются прямиком в Китай, где перерабатываются на всевозможные полуфабрикаты, консервы и закуски к пиву, после чего поставляются на мировые рынки, но уже по завышенной цене.

Вывод из всего вышесказанного один: заокеанским радетелям коренных народов и экологического благополучия нет никакого дела до судеб поморов. Им важно получить доступ к природным ресурсам региона, к Северному морскому пути и удобной площадке для космических стартов. И Россия здесь уже пора занять максимально жёсткую позицию.

Вот отсюда эта занимательная статья.


Источник публикации: ru-democracy

Больше интересных и увлекательных статей:

Израиль, часть 1

Как вы уже знаете, на прошлой неделе впервые посетил Израиль. К сожалению, был всего один день, так что мои заметки не претендуют ни на учебник...

Подробнее »

Какие вещи подходят друг к другу по форме или размеру?

Новое странное увлечение за границей заполонило интернет. Пользователи ищут два предмета, которые идеально подходят друг-другу. Не удивительно, так...

Подробнее »

74-летний дедуля на старости лет стал качком

ДО:Джеффри Лайф - американский врач, который провел большую часть своей жизни работая и накапливая состояние. В 60 лет он решил сконцентрироваться на...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.