Сергей Лазарев: «Мы переходим к пещерному здравоохранению»

Анализ состояния российского здравоохранения в 2013 г. позволяет определить, где мы находимся, и каковы роль и место частной медицины в национальной системе здравоохранения, считает Сергей Лазарев — исполнительный Директор Саморегулируемой организации НП «Объединение частных медицинских клиник и центров», эксперт НП «Национальный Союз Региональных Объединений частной системы здравоохранения», Федеральной антимонопольной службы, Минэкономразвития РФ и Минюста РФ по вопросам здравоохранения, лицензирования и надзора.

Доктор рядом?

Цифры Росстата достаточно четко показывают, в каком состоянии находится в настоящее время национальная система здравоохранения, что можно предпринять в этих условиях, и стоит ли вообще что-либо предпринимать…

В развитии системы здравоохранения можно выделить 2 основных аспекта: структурный и кадровый.

Что касается структуры, по данным Росстата, за последние 15 лет число больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений в России уменьшилось в 2 раза, причем, поликлиник — более чем на 6000.

Организаторы здравоохранения объясняют эти процессы реорганизацией, но, по сути, идет повальное закрытие государственных лечебно-профилактических учреждений. Самым показательным является уничтожение первичной медико-санитарной помощи, в том числе уничтожение участковых больниц на селе, которые и обеспечивали доступность медицинской помощи.

За последние 15 лет количество участковых больниц уменьшилось на 91% — из 4309 осталось всего 400.

Число районных больниц в городах с численностью населения от 30 до 100 тысяч сократилось более чем на треть, в результате осталась 191 больница. Но и эти больницы практически не функционируют, поскольку там просто отсутствуют врачи. К примеру, в Мценске (30 тыс. населения) — 1 районная больница, которую жители с трудом сохранили, но из-за нищенских зарплат там некому работать. Поэтому на приеме в частной клинике сидят бабушки и дедушки. Как пояснила местный эндокринолог, в день у нее проходит 6–7 лиц пожилого возраста по платной услуге — потому что врачей даже в сохранившейся районной больнице нет.

Не лучше дело обстоит и с фельдшерско-акушерскими пунктами. По данным Росстата, с 1995 года по 2012 год в России было закрыто 8000 ФАПов, при этом сокращено 77% фельдшеров. В настоящее время разработана правительственная программа, в рамках которой за 3 года предполагается открыть 850 ФАПов и офисов врачей общей практики.

Если на закрытие 8000 ФАПов нам требуется целая правительственная программа, чтобы открыть всего 10% того, что было закрыто, можете представить, сколько нужно правительственных программ, чтобы восстановить это уничтоженное первичное звено. Кроме того, для открытия новых фельдшерско-акушерских пунктов потребуется определенное количество фельдшеров, а их просто нет. То есть все упирается в кадры, кадры и еще раз кадры.

К примеру, под Владивостоком не так давно построили 45 фАПов, а открыли всего 7, поскольку в оставшихся 38 просто некому работать. Сколько потребуется лет, чтобы открыли оставшиеся ФАПы?

В 2004 году, когда шел разговор о доступности первичной медико-санитарной помощи, в Москве поднимался вопрос относительно врачей общей практики. Но тогдашнее руководство московского здравоохранения решило, что Москве это не нужно, и только сейчас, спустя 9 лет мы возвращаемся к этой проблеме. Как известно, сейчас в Москве собираются открывать офисы врачей общей практики под названием «Доктор рядом».

Мы не можем обеспечить доступность медицинской помощи

По данным Росстата, только за последние 5 лет в России было закрыто 27% диспансеров, 10% станций скорой помощи. 10% санаторно-курортных организаций. Повсеместно закрываются стоматологические кабинеты в ЛПУ.

Но самое поразительное, что всего 3 года назад у нас в 6% поликлиник отсутствовал водопровод, в 31% поликлиник — горячее водоснабжение, в 10% — центральное отопление, в 9% — канализация и в 6% — телефонная связь.

3 или 4 года назад (еще до прихода к руководству Михаила Мурашко) в на одном из Советов по предпринимательской деятельности в Росздравнадзоре встал вопрос о том, что частникам не дают лицензию из-за того, что не тот сертификат на краску, а государственникам с «земляными полами» и водопроводной колонкой посреди них, лицензию дают. Я в Красноярске видел такой ФАП: колонка посреди коридора, земляной пол, и при этом они получают лицензию и все у них соответствует санитарно-эпидемиологическим условиям. Присутствующая на Совете Татьяна Яковлева возмутилась: «Вы что хотите, чтобы все наши бабушки ходили в частную поликлинику и платили вам деньги?» С тех пор прошло всего несколько лет. Но вопрос уже не в том, кто получит лицензию и будет допущен к медицинской помощи. Вопрос в том, кто ее окажет. Сегодня мценские бабушки идут в платную клинику и платят деньги по причине отсутствия в этом городе государственной системы здравоохранения.

Сегодня у нас полностью уничтожено первичное звено — то звено доступной врачебной помощи, которое является базовым и основным во всем мире. Даже ВОЗ, когда определяет состояние здравоохранения в той или иной стране, руководствуется ни научными медицинскими разработками, ни состоянием структурных подразделений системы здравоохранения, а в первую очередь — доступностью медицинской помощи. Современные организаторы здравоохранения постоянно говорят о качестве медицинской помощи. Однако о каком качестве может идти речь, если мы не можем обеспечить населению элементарную доступность медицинской помощи?

«Народное здравоохранение»

Современная организация здравоохранения на селе не выдерживает никакой критики. Село, где осталось 18–20 домов, у чиновников от здравоохранения именуется «домовым хозяйством». Там находят бабушку, которая слышала слово «лекарство», и дают ей аптечку первой помощи и телефон, чтобы «в случае чего», она могла дать таблетки и позвонить, если кому-то станет плохо. Все это финансируется за счет местных региональных бюджетов здравоохранения. По статистике, в наших губерниях, даже в центральных регионах, в среднем от 400 до 600 «домовых хозяйств». То есть у нас противопожарная народная дружина, есть полицейская народная дружина, а теперь есть и народная медицинская дружина. Это и есть «народное здравоохранение». Развивая «домовые хозяйства», в которых за счет средств бюджета здравоохранения медицинскую помощь оказывают люди, не имеющие медицинского образования, мы деградируем — переходим к пещерному здравоохранению. «Мне до сих пор стыдно, что по директиве я этим занималась», заявила бывший заместитель одного из региональных минздравов.

Как известно, с 1 января 2014 г. вступает в силу статья в КоАПе о наказании за незаконное занятие народной медициной. Таким образом, развитие народной медицины, до которой мы довели здравоохранение, подпадает под эту статью, но легализовано местными органами власти. Однако, если в номенклатуре 1664-го Приказа существует медицинская услуга «фитотерапия», это означает, что фитотерапией имеет право заниматься специалист с медицинским образованием. А народной медициной у нас сегодня сплошь и рядом занимаются люди без медицинского образования. По сути, возникаетдуализм нормативной и законодательной базы.

Народ ищет врача

Представленные цифры со всем очевидностью свидетельствуют, что в современной России исчезла доступная медицинская помощь. Исчезновение доступности медицинской помощи федеральный Минздрав пытается компенсировать передвижными центрами. То, что раньше запрещалось частной медицине, теперь начинает реализовывать государство. Однако по данным министерских докладов, обеспеченность передвижными медицинскими пунктами, стоимость которых колеблется от 4 до 8 млн. рублей, в настоящее время составляет: по «Центрам здоровья» — 20%, врачебным амбулаториям — 30%, мобильным ФАПам — 16%. На юге страны (в Ставрополе, Краснодаре) это направление очень востребовано частниками.

Проехав страну от Калининграда до Владивостока и разговаривая с людьми, которые занимаются частной медициной, со всей ответственностью заявляю, что конкуренции для частной медицины практически нет, поскольку народ ищет врача. В условиях дефицита медицинской помощи при повышенном спросе на эти услуги, в нише первичной медико-санитарной помощи конкуренции для частника в регионах нет.

Светлана Белостоцкая
Отсюда http://ria-ami.ru/read/24106
Источник публикации: magelanin

Больше интересных и увлекательных статей:

СОЛЯРИС НАШЕЙ СОВЕСТИ

СОЛЯРИС НАШЕЙ СОВЕСТИВ этот день – 29 декабря 1986 года – в Париже умер Андрей Тарковский. Последним пристанищем великого русского режиссёра стало кладбище в предместье Парижа — Сент-Женевьев-де-Буа. Когда я был в Париже, то специально посетил русский православный храм святого Александра Невского, где отпевали Андрея. Я давний поклонник творчества...

Подробнее »

Воскресный пиар № 93

(c)replikatorПеред вами новый выпуск воскресного пиара (последний в этом году)!Перед тем как представить свежую подборку постов, торжественное...

Подробнее »

Мигранты вытесняют врачей из подмосковья

Раньше сотрудники «Скорой помощи» возмущались по поводу низкого бюджетного финансирования. При переходе на новую систему оплаты у них появилась другая головная боль – нелегальные мигранты. За их обслуживание врачам не платят. В результате хотя нагрузка на бригады выросла, зарплата – упала, из-за чего произошел отток кадров, ухудшились качество и...

Подробнее »

Обокравшие отцов, строят планы на детей

Кто заслужил медаль «За взятие собственности для бюрократии»Главный итог «рыночных» реформ в России – получение номенклатурой в собственность ресурсов, находившихся под ее административным контролем. Как свидетельствуют различные исследования, именно представители бывшей советской, министерской, партийной бюрократии, директорского корпуса,...

Подробнее »

Оседлать либеральный хаос

Противоречат ли экономические воззрения Путина его политике?Пресc-конференция президента России внезапно обнажила его экономические взгляды. До нее он производил загадочное впечатление едва ли не единственного россиянина, довольного хозяйственным развитием страны.Действительно: рост ВВП неуклонно тормозится уже более полутора лет, причем в первые...

Подробнее »

Сердюков, возможно, станет ветераном !

Интересный поворот наметился в судьбе бывшего Министра Обороны Анатолия Сердюкова. Уголовное дело против него может быть закрыто по амнистии лишь в том случае, если его признают участником боевых действий.Согласно действующему законодательству, амнистия возможна лишь в том случае, если обвиняемый соответствует двум критериям: проходит по статье,...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.