Орган в кинотеатре.

Теги(категории) новости: История
Оригинал взят у katyamelnikova в Орган в кинотеатре.
Когда я рассказываю знакомым, что органы на Руси стояли в Потешных палатах, или, что под органную музыку танцевали и давали балы, на меня иногда смотрят как на еретика. Это не ново: к еретикам от «высокого предназначения органного искусства», меня отнесли еще в консерваторские аспирантские годы, когда, вместо искреннего погружения в лабиринт фуг и хоралов, предметом моих интересов была оркестровая и симфоническая музыка, известная, популярная — с переносом ее на орган.

Я понимаю людей, которые, видя орган лишь в церкви или концертном зале Филармонии, искренне рады видеть за инструментом лишь эту, аскетичную и суровую, часть его музыкальной жизни. Но история, как бурная река с ее протоками. Был орган не только в церкви. Скажу правильнее, где он только не был! Например, в кинотеатре.

Как органы попали в кинотеатр? Причина, опять же, та самая, по которой органы привлекли внимание церкви — громкий звук. Кинотеатры начала века — это огромные, роскошные дворцы кино. Не везде, конечно. Но в крупных городах городах Европы и Америки посмотреть «синематограф» представлялось событием грандиозным. Или, если не событием, то мероприятием, окруженным роскошной обстановкой, золотом, массивным занавесом и... черно-белой картинкой без звука.




Проблему заполнения пустоты звуком и решали в эру немого кино. Самое известное (и самое простое) решение — фортепиано. Для небольших залов «синематографа» — пианино представлялось идеальным: и по простоте, и по звучанию. Однако, для роскошных залов пианино уже не подходило, даже не столько внешним видом, хотя и это играло значение (публика хотела экстравагантности во всем). Когда ряды кресел занимали, к примеру, 3000-5000 человек, пианино услышать было невозможно.

Сказать надо, что с немым экраном «первобытный» (а, может, золотой?) век кинематографа переживали не только органы и пианино. Был и дэнс-группы, и оркестры и даже певцы. Но это уже немного другое: когда кино было частью большого шоу. А обычно в крупных залах показ сопровождался живым оркестром — удовольствие, надо отметить, дорогостоящее. Нужен был — «человек-оркестр» и он незамедлил появиться.

Духовой орган первоначально попал в кинозал, можно сказать, прямиком из церкви. Ничего в нем не было трансформировано: те же трубы, фасад, тот же «соборный, божественный» глас. Короче говоря, Кафедральный Собор — но только не католической, англиканской или лютеранской церкви, а Его Божественности — Кинематографа. С соответствующим звуком.

Однако, невольно выполнив эстетическую роль придания синематографу статуса Храма Киноискусства, орган не справился со своей основной задачей (или музыканты-органисты не смогли). Задача кино стояла в развлечении публики, а значит и музыка должна быть популярной. Церковный орган не подошел (прежде всего, из-за своего звучания) — и, обратите внимание: никто не хватался за голову, как нередко можно услышать сегодня: «Как же и это — на органе? Кощунство!».

Орган ждала трансформация в новый подвид — кино-орган. Роберт Хоп-Джонс, инженер, и стал отцом-прародителем специального «театрального органа». Измененный пульт (консоль в виде подковы), набор новых звуков — немного дребезжащие, максимально непохожие на церковный орган, и, конечно же, другой дизайн. Самое забавное, что сам Роберт был родом из Англии, и именно в Англии он начал разрабатывать киноорган (а, как известно, Генрих VIII в свое время приложил руку к появлению особого вида — английского органа). Но, не переберись он в Америку и не познакомься с предприимчивым Рудольфом Вурлитцером, воплощения очаровательного, яркого, нового «человека-оркестра» — в том виде, в каком он известен — могло и не быть.

Эра немого кино прошла. Появился звук. Но любовь к кинооргану долго не отпускала зрителей. И перед началось сеанса, вдруг открывался люк, и на сцену поднимался сверкающий огнями кино-орган. Но роль его уже была не столь значительна: он лишь предварял того, кому был всего лишь помощником — Его Великолепие Кинематограф.

Через несколько часов я сажусь за орган в новом современном зале «Октябрь». Меня ждет не Вулитцер, а барочный орган. Мне казалось, что я проведу какой-то особый эксперимент: соединю своими сочинениями почти церковное звучание с черно-белым немым экраном, но, увы. Небольшой экскурс в историю и, как часто бывает, новое — очень сильно забытое старое.

Но оно новое для России. Оно новое для XXI века. И мне приятно, что я делаю это своими руками — как участник 34 Московского международного кинофестиваля.



Источник публикации: p-i-f

Больше интересных и увлекательных статей:

Entry reposted from http://teh-nomad.livejournal.com/1469918.html.

Подробнее »

Не засовывайте мыло в микроволновку

Чего только не запихивали экспериментаторы-любители в микроволновую печь, но засовывать туда мыло уж точно не стоит - разве что маленький кусочек.Иначе вам придется долго отмывать свою печку от пены и гари.Мыло - это натриевые и калиевые соли жирных кислот. Жирные кислоты - слабые и при нагреве не могут удержать такие "свободолюбивые" ионы как...

Подробнее »

"Скорая помощь" имени сына президента Украины

На Украине автомобилям скорой медицинской помощи присваивают имя президента страны, - пишет frankensstein. Вернее сказать, его сына Александра....

Подробнее »

Елена Ильинична знакомится с трехслойным стеклопакетом...

Елена Ильинична знакомится с трехслойным стеклопакетом...

Подробнее »

Экспедиция на Балканы. День 6. Босния. Сараево

Сараево - столица Боснии и Герцеговины - известна тем, что в 1984 году здесь проходили зимнии Олимпийские игры. После этого, во время гражданской...

Подробнее »

Смешные законы из разных стран

Смешные законы, которые реально действуют в разных странах мира. источник и...

Подробнее »


© RulePanel 2018

Все самые интересные события, обзоры новостей и проишествий на одном сайте.